Форум реставраторов v1.5

Close Panel

Login

 

03Марта2011
PDFПечатьE-mail

консервация и РЕСТАВРАЦИЯ МУЗЕЙНЫХ КОЛЛЕКЦИЙ (1947) › ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ХРАНЕНИЯ МУЗЕЙНЫХ КОЛЛЕКЦИЙ РЕЖИМ МУЗЕЙНОГО ЗДАНИЯ

Автор: Administrator

влажность

 
Музейные коллекции еще и до сих пор размещаются у нас в самых различных зданиях. Даже такой крупнейший музей, как Третьяковская галлерея находился раньше в обыкновенном жилом купеческом особняке и только понемногу М. П. Третьяков, основатель галереи, перестраивал свой дом для целей галереи. Замечательное собрание бытовых предметов купца Ф. М. Плюшкина в Пскове помещалось также в простом жилом доме. И в настоящее время небольшие краеведческие музеи часто помещаются в обыкновенных жилых, иногда даже деревянных, домах.

Значит, говоря о режиме музея, мы должны учитывать и тип простого деревянного дома и каменного дома, переделанного из жилого специально для музейных целей, и каменного дома, построенного специально для музея, и, наконец, использованного для музейных целей дворца. В столь разнообразных помещениях одинакового режима быть не может.

 

Деревянный дом с печным отоплением выдвигает совершенно иные требования, чем громадный каменный дом, построенный для музея. Тем не менее есть общие законы, которые необходимо прежде всего изучить.

Насколько это важно, показывает хотя бы такой факт. В Ленинграде одним из наиболее импозантных и, казалось бы, очень хорошо подходящим для музея зданием является здание бывш. Михайловского дворца, где помещается Русский музей. Однако, это здание имеет ряд крупнейших недостатков, так, например, если отопления в течение зимы не было совершенно или оно было слишком скудным и стены промерзали, то весной, когда начинался приток публики, и с ней вместе и приток теплого воздуха, на мраморном полу скоплялось чуть не на вершок воды, со стен лили потоки воды. Мы должны владеть режимом здания так, чтобы не допускать подобных явлений. Если в здании оказалась такая сырость, очевидно, было упущено что-то при постройке этого здания, что и привело к чрезвычайно тяжким последствиям: картины обвисали, холст, на котором они написаны, разбухал, а потом начиналось плесневение холста и побеление лака.

Вот другой случай. Несколько лет назад в одной картинной галлерее произошла авария парового отопления, и в двух залах картины в течение очень короткого времени совершенно побелели. Отчего? Это надо знать, надо быть готовым разобраться в причинах и надо уметь принять немедленные меры к устранению этих причин.

Если происходят подобные явления в наших лучших музеях, где, казалось бы, все предусмотрено, чтобы сохранить ценное имущество, то, что же можно ожидать в доме, совершенно не предназначавшемся для хранения памятников искусства и истории? Тем не менее, большая или меньшая сохранность имущества может быть достигнута в любом помещении, если оно само более или менее нормально.

Всякое здание, как уже сказано выше, должно быть, прежде всего наблюдаемо с четырех точек зрения: температуры, влажности, количества и качества пыли, находящейся в воздухе помещения, и газового состава воздуха.

Но эти наблюдения невозможно разорвать по частям, так как элементы режима тесно связаны между собой.

В самом деле, вопрос о том, какую температуру надо поддерживать в музейном здании, решают не столько требования хранения, сколько удобства публики.

Сама по себе температура в здании не является особенно трудным фактором режима. Были проведены очень большие и тщательные опыты в целом ряде музеев. Между прочим, в Лондонской Национальной галлерее, в американских музеях и у нас в Научно-исследовательском текстильном институте в Москве в результате этих опытов было установлено, что температура сама по себе при медленных сменах особо разрушительного действия на предметы не производит; следовательно, если имеют место нормальные колебания температуры внутри здания в течение года от 12 до 25° С, никакого вреда музейным объектам причинено не будет.

Не будет причинено вреда даже таким чувствительным материалам, как живопись, бумага и ткани, а такие материалы, как металлы, камень, керамика даже к большим изменениям температуры относятся спокойно, если эти изменения не наступают стремительно.

Опыты Лондонской Национальной галереи особенно интересны по своим деталям, касающимся действия температуры, кислорода и воды на произведения искусства; и тут выясняется тесная связь отдельных элементов режима. Для выяснения этого брали стеклянные сосуды, которые могли быть герметически закупорены. В сосуды помещались образцы испытываемых материалов. Для того чтобы испытать только действие температуры, эти сосуды обрабатывались различными способами. Из одной серии сосудов выкачивался воздух, и сосуды наглухо запаивались, получалось хранение объекта в почти безвоздушном пространстве. В другую серию сосудов после выкачивания воздуха вводился какой-нибудь недеятельный газ (азот, неон или аргон). Ряд сосудов наполнялся деятельным газом (водородом), но без присутствия кислорода. Ряд сосудов наполнялся кислородом и, наконец, ряд сосудов — обыкновенным атмосферным воздухом с большим количеством водяных паров.

Акварельная живопись, вообще крайне чувствительная, в безвоздушном пространстве и в среде недеятельного газа при перемене температуры, от -10° до +37° не дала никаких изменений в течение продолжительного периода. В кислороде изменения получились весьма незначительные, в водороде то же самое, а в атмосфере воздуха, наполненного парами воды, краски исчезли совершенно без следа.

Из этих опытов видно, что основным фактором разрушения при переменах температуры является не температура сама по себе, а вода, которая оказывается сильнейшим агентом разрушения или катализатором, поэтому вопрос об изучении влажности в наших помещениях является самым существенным, самым основным, а одно изучение и регулирование температуры еще не дает в руки музееведа разгадки происходящих явлений.

Прежде всего надо выяснить, что называется влажностью. Существуют два различных понятия влажности: влажность абсолютная и влажность относительная.

Абсолютная влажность — это то количество водяных паров в граммах, которое находится в 1 м3 воздуха данного помещения.

Относительная влажность — это влажность воздуха данного помещения в процентах сравнительно с тем, сколько этот воздух потребует водяных паров до состояния насыщения.

Скажем, в данном помещении, при данной температуре требуется 10 г водяных паров для насыщения воздуха; сейчас мы такого количества влаги здесь не имеем, и соответственный прибор покажет нам в процентах, сколько здесь имеется влаги по сравнению с состоянием насыщения.

Необходимы измерения и абсолютной и относительной влажности. Если мы знаем, что в данном помещении имеется 5,5 г водяных паров на 1 м3 воздуха, то по выработанной таблице мы можем определить, при какой температуре этих 5,5 г окажется достаточно для насыщения воздуха данного помещения до 100%, когда со стен потечет вода.

По таблицам мы определяем, что приблизительно это произойдет тогда, когда температура в помещении понизится до 5 — 6%, значит, мы ни в коем случае не должны допускать падения температуры до 5 — 6°. Эти данные позволяют нам определить, в каких пределах следует поддерживать отопление.

Относительная влажность в процентах прямо указывает нам, насколько воздух наполнен парами воды и насколько он приближается к точке росы, т. е. выпадению воды из воздуха; последний момент абсолютно недопустим.

Итак, нам необходимо знать и абсолютную и относительную влажность. Если мы видим на приборе, что влажность равна 45%, мы можем быть вполне спокойными и стараться ее только поддерживать, но как только эта относительная влажность начнет значительно изменяться, мы должны выяснить причины ее изменения. Если никаких особых причин не устанавливается, а процент относительной влажности увеличивается, мы должны будем прежде всего поднять температуру, так как, чем теплее воздух, тем он больше может поддерживать водяных паров в взвешенном состоянии, не допуская до выпадения воды.

Если, наоборот, мы слишком понизим процент влажности, то иногда это может быть чрезвычайно гибельно.

Приведем такой пример: несколько лет тому назад в Гос. Эрмитаже отопление было переделано, причем была допущена одна оплошность — не были установлены приборы для увлажнения воздуха, и началось такое стремительное высыхание воздуха, что относительная влажность в некоторых залах упала до 30—25%, а в одном даже до 19%. Это уже катастрофа: все деревянные вещи пересыхают настолько, что их начинает разрывать.

Следовательно, воздух надо увлажнять. Вопрос об увлажнении воздуха в условиях музея — дело чрезвычайно сложное. Обыкновенно простейшее увлажнение осуществляется таким образом: в большие противни наливается вода, и эти противни ставятся на отопительные батареи. Конечно, это только паллиативная мера, которая не поддается точной регулировке.

Если происходит сильное систематическое высыхание, обязательно надо изменить систему отопления или прекратить на некоторое время отопление совсем, чтобы, благодаря естественной вентиляции через стены, влажность пришла в соответствие с имеющейся температурой. Во всяком случае, такие вопросы необходимо решить совместно с архитектором или инженером по отоплению.

Действие влажности на различные предметы весьма различно. Об этом более подробно будет говориться впоследствии. Сейчас только следует иметь в виду, что все материалы, имеющие органическую основу, при чрезмерном повышении влажности могут сделаться прекрасной питательной средой для развития микроорганизмов. Предметы волокнистые — ткани, бумага, дерево, кожа — при увеличении влажности сильно изменяются в объеме, в связи с этим происходит целый ряд весьма серьезных явлений. Ввиду огромного значения степени влажности воздуха, выработан прибор для определения ее.

Для наблюдения за температурой и одновременно за влажностью лучшим и простейшим прибором является психрометр Августа, который основан на том, что, если происходит испарение воды, то температура около поверхности испарения понижается, так как на испарение воды расходуется точно определенное количество тепла. Если мы возьмем два совершенно одинаковых термометра, один из которых будет иметь ртуть свободную, а у другого ртуть обернем мокрой тряпочкой, то с этой мокрой тряпочки вода начнет быстро испаряться, от испарения ртуть охладится и термометр покажет температуру более низкую, чем рядом стоящий термометр со свободной ртутью.

Чем суше воздух в помещении, и значит чем легче и больше он поглощает водяные пары, тем быстрее будет происходить испарение и тем ниже будет падать температура влажного термометра. По таблицам легко найти, какая будет относительная влажность при той или иной разности температур обоих термометров.

Итак, простейшим основным прибором, которым можно одновременно измерять и температуру и влажность, является психрометр Августа. Необходимо помнить, что прибор Августа должен помещаться так, чтобы воздух около него свободно циркулировал,

иначе около прибора получается атмосфера застойной влажности и показания будут весьма неточные. Непременно надо перед наблюдением, минут за 10—15, убедиться, что тряпочка около ртутного шарика увлажнена, так как она легко высыхает, если шарик сильно удален от поверхности воды; нормальное расстояние шарика от воды 1—2 см.

После наливания свежей воды нельзя производить наблюдение ранее 30—40 мин.

Какой бы психрометр мы ни взяли, он обязательно требует паспортизации: его показания почти всегда разнятся то больше, то меньше от нормального термометра. Эта ошибки в плохих термометрах доходят до значительной разницы. Поэтому прежде чем начать наблюдения, надо на метеорологической станции или в физическом кабинете школы сверить показания обоих термометров и при вычислении разницы учитывать все эти ошибки.

Другим типом приборов является гигрометры, в частности волосяной гигрометр Соссюра.

Гигрометр Соссюра основан на принципе, что некоторые материалы при увеличении влажности равномерно увеличиваются в объеме, по преимуществу по определенному направлению. Из материалов, которые наиболее равномерно увеличиваются в объеме и по преимуществу только по одному направлению, необходимо прежде всего указать на волос. Он чрезвычайно чувствителен к переменам влажности, и достаточно на некотором расстоянии дохнуть на хорошо обезжиренный волос, он сейчас же удлинится, причем увеличение идет почти исключительно по длине и гораздо менее по диаметру.

Утолщение волоса для пас никакой роли не играет, а играет роль только его удлинение.

В гигрометре Соссюра длинный, хорошо обезжиренный женский волос укрепляется в зажиме наверху прибора, внизу оборачивается вокруг вала, на котором прикреплена стрелка. Волос оттягивается точно уравновешенной гирькой в состоянии умеренной растянутости; при увеличении влажности волос удаляется, гирька оттягивает его и стрелка поворачивается.

Гигрометр Соссюра показывает относительную влажность в процентах; для отсчета на специальной полукруглой полоске нанесены деления — от 10 до 100. Так как абсолютно сухого воздуха или воздуха, содержащего только 10% влажности, мы почти не имеем, то в сущности эти крайние деления, ниже 10, практически не нужны.

Поскольку гигрометр Соссюра показывает нам сразу относительную влажность, этот прибор весьма удобен. Но дело в том, что волос сам по себе не есть достаточно постоянный материал, он может изменяться и, к сожалению, в некоторых случаях довольно сильно, а именно: при влажности ниже 30% волос слишком высыхает, и его показания делаются неточными, при влажности выше 75—80% показания волоса также недостаточно точны. В промежутках же между 30—80% относительной влажности гигрометр дает довольно хорошие показания. Кроме того, следует помнить, что волос имеет свойство стариться. У каждого материала имеется своя предельная упругость, которая с течением времени постепенно падает, если предмет все время подвергается какому-то усилию.

Контролировать психрометр Августа и гигрометр Соссюра можно по прибору, который более или менее освобожден от недостатков; таким прибором является психрометр Асмана.

Этот прибор основан на том же принципе, на котором основан и психрометр Августа, но между ними есть весьма существенная разница. Если вы поместите психрометр Августа в комнате, где у вас все время происходит движение, где ходят люди, где нет застоя воздуха и испарение идет нормально, психрометр будет показывать совершенно нормальные изменения влажности. Но если вы повесите его на стену и закроете коробкой, то показания постепенно изменятся, потому что в коробке свободного движения воздуха нет и образуется застойная влажность. Следовательно, психрометр Августа мы всегда должны помещать на свободном месте и ни в коем случае ничем не закрывать его. Нельзя вешать психрометр Августа за шкафы, за картины, в какие-нибудь глухие углы.

Для устранения этого недостатка в психрометре Асмана сделан прибор искусственной вытяжки, для чего имеется часовой механизм, который приводит в действие маленький вентилятор; в новейшей конструкции этот вентилятор электрический. Благодаря вентилятору все время происходит обмен окружающего воздуха и получается нормальное испарение, почему показания получаются вполне точные.

Чтобы иметь данные, достаточные для суждения о сезонных колебаниях влажности в музейном помещении и для своевременного принятия необходимых мер, нужно систематически изо дня в день утром и перед концом занятий производить наблюдения влажности и записывать их.

Только одна запись в день не дает точного представления о происходящих изменениях температуры и влажности, так как в течение дня изменяются и внешние условия тепла и влажности, и внутри музея (от присутствия публики).

В конце месяца необходимо все показания перенести на миллиметровую бумагу с тем, чтобы получилась кривая, которая будет характеризовать динамику воздушного режима в музее. Если кривая температуры будет идти совершенно ровно, а кривая влажности будет прыгать, то надо выявить причины этого несоответствия. Для выяснения этого необходимо проводить одновременно наблюдения за внешней влажностью и за температурой, так как все помещения всегда реагируют на внешние атмосферные условия, хотя и в разной степени. Очень важно сопоставить и количество публики, посетившей музей в данный день.

Вы, допустим, отмечаете, что сегодня температура в помещении не изменилась, а влажность значительно повысилась; почему это произошло? Снаружи температура +2°, идет сильное таяние снега, барометрическое давление сильно понизилось; вполне понятно, что влажность внутри помещения увеличилась. Другая причина может заключаться в том, что вчера в музее было 10 посетителей, а сегодня 500. Каждый человек в течение часа выдыхает до 40 г водяных паров. Подумайте, сколько внесут воды 500 человек. Ясно, что влажность должна быть очень сильно повышена.

Как велики могут быть эти колебания, вызываемые присутствием публики, показывает следующий пример.

В Русском музее измерения влажности показали, что весной 1939 г. на выставке Левитана в один весьма благоприятный день, когда не было дождя, не было таяния снега, к 4-м часам влажность с 60% поднялась до 95%, так что начали обвисать холсты на картинах. Это произошло потому, что в этот день выставку посетило 3700 человек: каждый из них принес 40 г воды в помещение, если пробыл только 1 час, значит всего было внесено 148 000 г воды в залы выставки. Естественно, что влажность должна была к концу дня очень повыситься.

Для того чтобы действительно ориентироваться в режиме помещения, необходимо вести наблюдения температуры и влажности как внутри помещения, так равно температуры и барометрического давления вне помещения, а также и посещаемости.

Если все эти данные будут сведены в виде кривых, например, за весенний сезон, то будет возможно знать на следующий год, чего и когда следует ожидать, чего следует опасаться и какие меры нужно принять заранее.

Обновлено Апр062014

Форум реставраторов

RestoreForum.ru

 

Авторы сайта являются единомышленниками. Наша основная задача - способствовать распространению информации о реставрации, формированию адекватного прозрачного профессионального реставрационного сообщества.

Полезные ссылки: реставрация мебели "Антик Нуво"Производство Стеклофибробетона для архитектуры

Активные темы